Введите свой e-mail адрес, чтобы получать рассылку

В галерею поступила копия с картины Якоба ван Эса (17 век) "Сливы". Размеры 40х60 см, холст, масло. Копия прекрасно выполнена, все особенности оригинала учтены.

На нашем сайте - новая статья Светланы Долгановой. Она посвященна творчеству Катерины Поединщиковой

Представляем новую рубрику «Искусство 1960 - 1970 годов».

Александр Бурак. Народные умельцы. Сенегал. 1968 г. Холст, масло. 60х80 см.
Александр Бурак. Народные умельцы. Сенегал. 1968 г. Холст, масло. 60х80 см.
Владимир Кошелев. Просека. Из цикла «Таватуйская осень». 1975 г. Картон, масло. 81х101 см.
Владимир Кошелев. Просека. Из цикла «Таватуйская осень». 1975 г. Картон, масло. 81х101 см.

       СОБЫТИЯ

Персональная выставка Кирилла Бородина

ПРО ГОРОД

Анонс выставки "Про город" на телеканале "Культура".

http://tvkultura.ru/article/show/article_id/116127/brand_id/33885/type_id/2

    ПРОГУЛКИ ПО ЕКАТЕРИНБУРГУ С КИРИЛЛОМ БОРОДИНЫМ

 

                                                         текст: Светлана Долганова

 

 

   Екатеринбург - город оптимистичный. Заявлять такое в эпоху, которая прямо-таки пропитана депрессиями всех сортов и размеров, значит, практически публично признать себя старомодным. И, тем не менее, это так: мы живем в странном и удивительно позитивном городе. Екатеринбург – это мегаполис, который при всех своих контрастах, пробках, пыли, климатических сложностях и прочих прелестях ухитряется смотреть на мир просто и прямо, честно делать свое дело и идти в будущее широким, уверенным шагом. И искусство, которое здесь рождается, все больше и больше удивляет своей яркостью и свежестью, незамутненностью и легким юмором. Я, во всяком случае, имела возможность в этом убедиться, когда посетила выставку живописи Кирилла Бородина "ПРО ГОРОД", открывшуюся недавно в Музее истории Екатеринбурга.

 

   «У меня как-то внезапно случился своеобразный юбилей, - рассказывает художник, - десять лет назад я приехал в Екатеринбург из Кургана и поступил в художественное училище им. Шадра. И начал дышать воздухом этого города, ходить по его улицам и площадям, слушать песню его пространства. Есть такой термин у архитекторов. Это нечто весьма своеобразное, почти неуловимое. У каждого города есть такая мелодия. Ее не услышишь, просто глядя на фотографии. Она разлита прямо в воздухе города. И у Екатеринбурга эта мелодия, безусловно, мажорная».

 

   Действительно, когда смотришь на работы Кирилла, начинаешь ощущать, насколько же ярок может быть колорит у столицы Урала. Как экспрессивно и полнозвучно может звучать его цветовая гамма. Бородин, кстати, отнюдь не поклонник "открыточных" екатеринбургских видов, так называемых туристических знаковых точек, как, например, дом Севастьянова или Вознесенская горка. Его привлекают дома эпохи 20-30-х годов прошлого века - наши вариации на темы Баухауса с «ленточными» окнами и "пилообразными" фасадами. Кстати, Кирилл в этом не одинок. Профессиональные архитекторы, приез-жающие в Екатеринбург, неизменно поражаются обилию и разнообразию архитектурных объектов, построенных в стиле конструктивизма.

 

   «Мне нравятся дома с характером, с историей, с атмосферой, - продолжает художник. - Причем, это может быть вовсе не особняк, который строил, скажем, Дютель или Малахов. Порой обыкновенная хрущевка может быть очень живописна. Я вот сейчас живу как раз в таком старом доме, в подъезде которого сыплется штукатурка, а вокруг разросшиеся деревья. У этого дома, несомненно, есть свой характер, мысли, настроения. И порой он очень красив и своеобразен. Или взять, к примеру, дома на Уралмаше. Там попадаются удивительные старые магазины. Помните, в детстве мы заходили в такие и сразу же чувствовали запах конфет. Я очень люблю находить такие дома, а потом рисовать их. В них есть особое упрямство, они умеют противостоять времени».

 

   А еще Кирилл любит гулять по екатеринбургским набережным. Гулять, как и положено художнику, с этюдником. Именно так он изобразил себя на одной из работ, представленной на выставке в Музее истории Екатеринбурга. «Набережные – это место встреч, - говорит художник. – На таких набережных не только влюбленные встречаются, но еще и эпохи сходятся. С реки Исеть в этом городе вообще все начиналось. Поэтому и памятник основателям города Татищеву и де Генину стоит именно на набережной. Потому что именно здесь когда-то они стояли и думали о том, что «здесь будет город заложен». И Плотинка - сердце города - тоже на набережной. И водонапорная башня. Ее я тоже решил к выставке написать. Это, может быть, и не самое любимое мое здание, но очень характерное и для этого города, и для Урала вообще. Подобные башни встречаются почти во всех старых городах на Урале. В них есть что-то рыцарственное. Так что их часто рисуют. А вообще городской пруд – это, конечно, сейчас особое место в Екатеринбурге. Прямо на наших глазах здесь сейчас рождается совсем другой город. Город высоток, огромных торговых центров, «хайятов» всяческих. За этим процессом удивительно увлекательно наблюдать. Ведь он же сиюминутен. То есть сегодня строительные краны вокруг здания, и все его конструкции, «ребра» видны, а завтра все зеркалами закроют, газоны вокруг разобьют, и все будет уже совершенно по-другому. Так что у художников сейчас есть редкая возможность наблюдать этот очень живописный строительный процесс».

 

   И Кирилл не отказывает себе в этом удовольствии. Его привлекают и бурно строящиеся высотки, и их «борьба» со «старым фондом», и живописные контрасты реки и камня, и колористические игры закатов и восходов. Все это в изобилии представлено на выставке. Но есть в этой экспозиции и кое-что еще. Вернее кое-кто.

 

   «Я люблю рисовать животных, - рассказывает Кирилл. – Анималистика меня вообще увлекает. И мне показалось забавным соединить городской пейзаж и «птичьи» портреты. Знаете, есть много городов, образ которых неизменно связывают с птицами. Венеция, например. Там покормить голубей на Пьяцетте входит в «джентельменский набор» туриста. Или черные вороны в лондонском Тауэре. Без них и Лондон не Лондон. Или лебеди в Баварии. И у нас птицы – постоянные соседи по городскому пространству. Прежде всего, голуби, конечно. Ну, без них сейчас нигде не обойтись. И утки. Для города, в котором есть река, это тоже частые гости. Но вот несколько лет назад в Екатеринбурге вдруг появилось очень много сов. Видно, была какая-то незапланированная миграция. И я такую сову видел. Она среди бела дня сидела на дереве, и это было очень необычно и очень красиво. Так что картину с совой я тоже решил представить в экспозиции».

 

   Вот и гуляют утята по улице Малышева на одной из работ Кирилла Бородина. Вместе с нами любуются закатом. Слушают неповторимую музыку городского шума. В этом выводке городской утки столько оптимизма и нежности, что почти поневоле начинаешь улыбаться. И хочется тоже пойти с этюдником или хотя бы фотоаппаратом на набережные Екатеринбурга, попытаться поймать розово-оранжевые оттенки заката, посмотреть на то, как отражается солнце в остеклении «Высоцкого» и подождать, пока начнут зажигаться первые вечерние огни города.

Рейтинг@Mail.ru