Введите свой e-mail адрес, чтобы получать рассылку

В галерею поступила копия с картины Якоба ван Эса (17 век) "Сливы". Размеры 40х60 см, холст, масло. Копия прекрасно выполнена, все особенности оригинала учтены.

На нашем сайте - новая статья Светланы Долгановой. Она посвященна творчеству Катерины Поединщиковой

Представляем новую рубрику «Искусство 1960 - 1970 годов».

Александр Бурак. Народные умельцы. Сенегал. 1968 г. Холст, масло. 60х80 см.
Александр Бурак. Народные умельцы. Сенегал. 1968 г. Холст, масло. 60х80 см.
Владимир Кошелев. Просека. Из цикла «Таватуйская осень». 1975 г. Картон, масло. 81х101 см.
Владимир Кошелев. Просека. Из цикла «Таватуйская осень». 1975 г. Картон, масло. 81х101 см.

       СОБЫТИЯ

ВЫСТАВКА

"НЮРНБЕРГ-ЕКАТЕРИНБУРГ: РЕСТИТУЦИЯ"

(Живопись, графика)

 

О выставке "Нюрнберг-Екатеринбург: реституция"

2006 г.

                                                                      Текст: Леонид Чернов

 

       Белая галерея открывает новый проект Представленные в этой экспозиции картины уже имеют свою историю. Реальную историю - с интригой, разоблачением и счастливым концом. Все работы, выставленные сегодня в Белой галерее, пережили и претерпели так называемую реституцию, иными словами, возвращение. Согласно официальной хронике и записям протоколов, мы можем восстановить и представить себе следующую цепочку событий: картины незаконным путем были вывезены из Екатеринбурга в Европу, в Нюрнберг - там они долгое время находились в неизвестности – в 2006 году благодаря грамотным действиям российско-германских властей работы удалось вернуть законным владельцам. На этой выставке мы с вами видим то, что было почти потеряно, почти исчезло с поля зрения, но, по счастливому стечению обстоятельств, вернулось, подкрепив веру в то, что земная справедливость всё-таки существует.

 

      Является ли подобного рода история поводом для выставки? Поводом для того, чтобы сегодня эти возвращённые картины объединить в одном выставочном пространстве? Безусловно – да. И вот почему.

 

      Вернулись картины современных художников, реституции подверглось искусство современное, искусство нашего времени, искусство живых мастеров и живых уже почти классиков. Реституция уравняла признанных корифеев мировой живописи с классиками современного уральского искусства. Произошло специфическое выравнивание вещей, ещё недавно казавшихся неравноценными. И пусть это произошло через правовые механизмы, привлечение исполнительных органов, через Интерпол и прочее. Мы фиксируем главное: современное изобразительное искусство ценится настолько, что культура находит способы и регуляторы для его поддержки и процветания.

 

       Иным и уже скрытым смыслом реституции является не только и не просто возвращение, но и восстановление потерянного, утраченного со своим основанием. И вот этот неявный смысл возвращения требует, на мой взгляд, своей расшифровки.

 

      Русское искусство ценится на Западе. Этот штамп бытует в массовом сознании и время от времени подкрепляется какими-то полуфантастическими ценами, за которые «ушли» с неведомых аукционов неведомые работы «бесконечных» гениальных Айвазовских, Шагалов, Шишкиных. Мода на русское: русский лубок, русский модерн, русский авангард заставляет русского художника пробиваться на Запад, в Европу, Америку, выставиться, прозвучать в прессе, попасть в каталоги и так далее. И это нормально. Художника нельзя винить за то, что он хочет «расширить свою аудиторию», ведь, в конечном счёте, искусство требует зрителя и всякий автор ждёт адекватной своему таланту оценки.

 

       Что же произошло с теми картинами, которые представлены сегодня в Белой галерее. Сами авторы этих работ инициировали их возвращение. Осмелюсь предположить, что рано или поздно увезённые работы всё равно были бы проданы, да и дело здесь совсем не в денежном эквиваленте. Дело в том, что своя родная почва потребовала возвращения своего, в свою культуру, в свой дом. И никакой глобальный процесс и мультикультурный механизм не остановили этого возвращения. Оказалось, что своё понимается здесь, а чужое как было чужим, так чужим и осталось.

 

       Сегодня Белая галерея демонстрирует искусство современное, отчасти авангардное и уж не массовое точно. И это искусство должно сначала врасти в нашу местную уральскую, российскую художественную почву, чтобы уже потом быть востребованным заграничным коллекционером, музеем или галереей. Так и только так мы должны понимать смысл гражданско-правовой реституции и фактического, буквального возвращения предметов искусства домой, к своим авторам и родным зрителям. Можем ли мы заключить, что в данном случае и в данной ситуации культурный диалог не состоялся. В эпоху тотальной толерантности, плюрализма, арт-корректности и всеприятия разве есть что-то, что не хочет пониматься, что сопротивляется и хочет одного – вернуться. Оказывается, что есть. И очень показательно, что именно современное изобразительное искусство лишний раз напомнило нам о том, где наш дом.

 

* * * * *

 

      В отличие от культур прошлого, современная цивилизация живёт в мире аксессуаров. Основное свойство аксессуара – быть как можно чаще заменённым, сменяемым, одним словом, выброшенным. Рынок, заставляя и буквально принуждая нас приобрести ту или иную вещь, тут же требует от неё избавиться. Такие предметы не успевают наполниться человеческим смыслом, личностным значением. И уж тем более, они не успевают прожить собственную историю. А историй, как мы знаем, в действительности не так уж много. История с возвращением – один из ключевых сюжетов мировой культуры. Возвращается тот, кому есть куда возвращаться. Возвращаются туда, куда хочется вернуться. И уж, конечно, само возвращение представляет собой автономную самостоятельную силу. Через возврат, через восстановление предмет из аксессуара становится вещью. А вещь – это дом, покой, воспоминания, повод для беседы. Вещь, в нашем случае, - это произведение искусства, картина. Она пережила возвращение, то есть имеет свою историю и поэтому становится символом, элементом мифа. А там, где миф, там уже реальность, устойчивость, память, там настоящий, живой, полноценный и полнокровный человек со своими мыслями, чувствами, телом, желаниями и потребностями.

 

      Напомним посетителям «Белой галереи», что несколько последних её экспозиций были посвящены как раз тому, что может послужить современному человеку опорой, той самой устойчивостью, которая только и появляется в мире настоящих вещей, и уж никоим образом не в мире аксессуаров. Такие предыдущие показы, как «Время пейзажа», «Возвращение реальности», «Плотосфера», при всей конкретной специфике каждой выставки, обращали наше внимание на природный, естественный, натуральный элемент окружающего мира. Невольным образом «Белая галерея» выступает здесь с миссией возвращения подлинного, устойчивого. Пусть эта четвёртая выставка, объединённая темой реституции, обратит наше внимание на то, что настоящие произведения искусства имеют свою историю, то есть начинают жить ещё до того, как их увидят знатоки и зрители, то есть мы с Вами.

 

Участники выставки: Алексей Бурлаков, Александр Нестеров, Евгений Грязин, А. Туманов.

Рейтинг@Mail.ru