Введите свой e-mail адрес, чтобы получать рассылку

В галерею поступила копия с картины Якоба ван Эса (17 век) "Сливы". Размеры 40х60 см, холст, масло. Копия прекрасно выполнена, все особенности оригинала учтены.

На нашем сайте - новая статья Светланы Долгановой. Она посвященна творчеству Катерины Поединщиковой

Представляем новую рубрику «Искусство 1960 - 1970 годов».

Александр Бурак. Народные умельцы. Сенегал. 1968 г. Холст, масло. 60х80 см.
Александр Бурак. Народные умельцы. Сенегал. 1968 г. Холст, масло. 60х80 см.
Владимир Кошелев. Просека. Из цикла «Таватуйская осень». 1975 г. Картон, масло. 81х101 см.
Владимир Кошелев. Просека. Из цикла «Таватуйская осень». 1975 г. Картон, масло. 81х101 см.

       СОБЫТИЯ

                                         Февраль, 2016 г.

ПЕРСОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА ГРИГОРИЯ ЛЕСУХИНА

«Красный лев и цветущая сакура»

                                     (Живопись, скульптура)

Скульптуры

О выставке

                                                               Текст: Светлана Долганова

Мы живем в странное время. Как-то вдруг стало не принято к чему-то относиться всерьез. Все вокруг меняется с ужасающей скоростью. Мы не успеваем осознать, что еще вчера мы жили совсем в другом мире, а сегодня декорации вокруг уже совсем не те, да и сами понятия, мысли и чувства успели претерпеть столь серьезные метаморфозы, что как-то не получается ни к чему по настоящему прикипеть сердцем и душой. Особенно эта скорость ощущается в мире искусства. То, что еще вчера казалось модным и актуальным, сегодня на глазах превращается в ретро, которое уже отдает нафталином. В погоне за ускользающей модой художники часто теряют всякие ориентиры, хватаются то за новые технологии, то за экзотические материалы, то за жареные факты и темы, а то и вообще могут удариться в острые профанации и эпатирование всех и вся. Тем приятнее встретить в современном безумном арт-пространстве художника, который предпочитает вечные темы и жанры, чьи персонажи движутся в неспешном ритме ассирийских шеду и смотрят на мир спокойно и мудро, как египетские сфинксы. Встреча с творчеством такого художника – это всегда удовольствие и удача, а взгляд на его работы подобен глотку прохладной, свежей воды в жаркий день. Именно такой для меня стала встреча с творчеством челябинского художника Григория Лесухина, чья выставка «Красный лев и цветущая сакура» открыта в выставочном зале Академии гос. службы. Этот художник не столь уж частый гость в нашем городе, но тем приятнее и долгожданнее эта встреча.

 

Художник Григорий Лесухин видит мир таким, каким, возможно, его видели строители пирамид или древние шумеры. В те времена ойкумена была небольшой, все друг друга знали, предметов вокруг было немного и каждый из них имел большое значение. Все строилось даже не на века, а на тысячелетия, поэтому пирамиды или храмы Луксора стоят и по сей день и будут восхищать человечество еще много тысячелетий. Мир с тех пор, кстати, не слишком уж изменился. Облака по-прежнему белые, небо синее, розы красные, лебеди белые. И время движется не так уж быстро, как сейчас принято думать. Просто суеты вокруг очень много, а по большому счету ничего не изменилось. Земля вращается все с той же скоростью. А вечные образы ничуть не утратили своей свежести и так же значимы и важны для человечества, как и раньше. Поэтому Григорий Лесухин не изображает что-нибудь промышленное или актуально-политическое, все это преходяще. Пройдет несколько лет, всего одна секунда вечности и сегодняшние разрекламированные кумиры выцветут и превратятся всего лишь в бледные призраки на страницах старых газет. Хочется надеяться, что это не произойдет с картинами Лесухина. Все-таки живопись – это то, что рассчитано на десятилетия, а, если повезет, то и на столетия.

 

Это помнит Григорий, когда берется за кисть. На его холстах возникают величавые львы, гордые львицы, образы древнего Рима, цветущей сакуры и даже «планетарные механизмы». Движение планет и связь времен, пути поэзии и философия, взгляды прекрасных женщин и ароматы весны – вот что вдохновляет этого художника. Синяя птица живописи однажды села на его ладонь и тихо спела ему о вечных тайнах мира, и с тех пор его картины наполнены этими смыслами и загадками, которые с таким удовольствием можно разгадывать на этой выставке. Разглядывая работы Григория Лесухина, понимаешь, что подсознательно он все время тосковал по этой неспешности и величавости, по вечному пути с Востока на Запад и с Запада на Восток, от шелковых кимоно Японии до геральдических львов Европы.

 

Картины Григория Лесухина радуют не только своей удивительной плавностью и несуетностью, не только любовью к непреходящим темам и сюжетам, но и своим чудесным живописным стилем. Он изобрел какой-то свой собственный, неповторимый прием прикосновения кисти к холсту. Удивительно благородный и осторожный. Иногда кажется, что когда этот художник рисует, он кладет свои точки-мазки в определенном ритме, и на поверхности холста возникает отпечаток этакого живописного балета, музыкального и изящного. Каждая из его работ обладает своей собственной живописной мелодией, в нее нужно обязательно вслушиваться.

 

Удивительно изящной и элегантной получается у Григория абстрактная живопись: «Блик», «Рим», «Свет», «Корунд», « Пляж», «Небо и земля». Причем в одной работе могут сочетаться оба направления: фигуративное и абстрактное, что делает работу еще интересней: «Благодарение», «Зов».

 

В последние годы мастер, не оставляя живописи, занялся еще и скульптурой. Впрочем, его образы и здесь не утратили свой неспешной значительности. Создает ли он своего «Влюбленного льва» или «Портрет жрицы», «Симбу» или «Дракона», он неизменно вновь и вновь возвращается к вечным образам. Его бело-золотой «Орел» изысканно абстрактен и в то же время узнаваем. Гордость и мудрость орла восходит к тотемным временам, когда эта птица была богом и воплощением солнечного диска. И в то же время в этой скульптуре столько изысканной декоративности, что ее так и тянет растиражировать в модных аксессуарах. В любой работе Лесухина, даже самой маленькой, всегда ощущается монументальность. Их легко можно увеличить до размеров десятиэтажной фрески, и это бы им ничуть не повредило, а напротив, пожалуй, выявило какие-нибудь новые, до сей поры скрытые смыслы.

 

Итак, нам навстречу величаво движется красно-пурпурный «Лев», и синяя «Птица счастья» уже готова поведать о вечных тайнах бытия, а букет на картине «Марокко» яркий и знойный как жаркое солнце. Сделаем первый шаг в зачарованный мир Григория Лесухина, в мир, столь далекий от суеты повседневности, в пространство звучащей тишины, в которой можно, наконец, расслышать стук сердца Вечности.