Введите свой e-mail адрес, чтобы получать рассылку

В галерею поступила копия с картины Якоба ван Эса (17 век) "Сливы". Размеры 40х60 см, холст, масло. Копия прекрасно выполнена, все особенности оригинала учтены.

На нашем сайте - новая статья Светланы Долгановой. Она посвященна творчеству Катерины Поединщиковой

Представляем новую рубрику «Искусство 1960 - 1970 годов».

Александр Бурак. Народные умельцы. Сенегал. 1968 г. Холст, масло. 60х80 см.
Александр Бурак. Народные умельцы. Сенегал. 1968 г. Холст, масло. 60х80 см.
Владимир Кошелев. Просека. Из цикла «Таватуйская осень». 1975 г. Картон, масло. 81х101 см.
Владимир Кошелев. Просека. Из цикла «Таватуйская осень». 1975 г. Картон, масло. 81х101 см.

       СОБЫТИЯ

ПЕРСОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА ЮРИЯ ПЕРВУШИНА

"БЕЛЫЙ ДЕНЬ"

(Живопись, графика)

 

О выставке "Белый день"

                                                           Текст: Галина Холодова

 

     Сложное и глубокое мироощущение, культура мысли и чувства отличают творчество Юрия Первушина. Работы покоряют изящной, завораживающей пластикой: тонкий рисунок, господство полутонов и мягких тональных переходов, изысканная и очень светлая цветовая гамма, - таковы стилистические характеристики его живописной манеры. Утонченная эстетика и избирательность в выборе сюжетов отличают творчество Ю. Первушина. В его картинах, освещенных ровным, каким-то призрачным светом, таится нечто завораживающее: сонное онемение пейзажа, застывшая неподвижность фигур, замедленность ритмов. Возникает ощущение, что время остановилось, достигнув какого-то предела, и мгновение замерло.

 

     На полотнах художника взгляды людей, животных, птиц соединяют безбрежный океан времени с суетным сегодняшним днем, и суета отступает перед вечным…«Герои» картин, несмотря на кажущуюся полновесность, утрачивают реальную, достоверную плоть и начинают казаться своеобразными призраками вещей, людей, животных, птиц. Эти загадочные картины-видения несут в себе оттенок таинственности, неопределенности, нездешности; художник словно приближает предметы к зрителю, сознательно замедляет ритм, строит красочный ряд на тончайших, почти незаметных переходах мягких полутонов.

 

     В серии натюрмортов на фоне белой стены автор разыгрывает своеобразный спектакль, полный смысловой многозначности. Каждая картина цикла – некая мизансцена, «герои» которой – металлические банки, фарфоровые вазочки, геометрические тела - живут своей загадочной жизнью, вступая в сложные взаимоотношения, то романтические, то драматические. Пожалуй, именно в этой серии во всем совершенстве художник демонстрирует зрелое, изощренное живописное мастерство. Здесь столь любимый им светлый колорит кажется особенно самоценным, цветовые переходы мягки и почти неуловимы. Зритель невольно увлечен не только тем для чего, но и тем, как это сделано.

 

     Впрочем, соответствие концепции и формы ощущается в каждом цикле работ Юрия Первушина. Такова, к примеру, серия его зоофантазий, где художник представляет зрителю мир котов и кошек, тигрят, птиц и птенцов. Все эти персонажи, словно погруженные в оцепеняющий полусон, с их манящими, завораживающими взглядами, кажутся обладателями какого-то тайного знания о мире, носителями суверенных и высших ценностей. Они полны доброты, нежности и словно светятся изнутри. Как это сделано, понять не просто. И в этом еще одна тайна художника, без которой нет искусства. Он пытается создать из хаоса жизни гармоничное духовное пространство. Оно становится новой реальностью, способной отвечать духу вольного авторского мифотворчества, заложенному в самой природе дарования Юрия Первушина.

 

Рейтинг@Mail.ru